23.03.2017 12:18
Александр Милицкий, wine@grozdi.ru

Хуже, чем ошибка, - к грядущему повышению цены на водку

Новость о том, что к началу апреля будут утверждены новые, повышенные минимальные цены на водку, вызывает сожаление. Несомненно, это решение окажется неуместным и несвоевременным. Чтобы понять, почему это так, давайте вспомним, - как и для чего вообще появилась эта самая "минимальная цена".

В 2009 г., когда ее ввели, рынок был завален контрафактной продукцией. Не суррогатами, сделанными в гараже из стекломоя, а именно контрафактом, - нормальной и качественной водкой, выпускаемой на тех же самых заводах во внеурочное время. Все ее различия с легальной водкой заключалась в том, что с этой неучтенки не платились в бюджет акцизы, а разницу предприимчивые производители клали себе в карман.

Выявить такой контрафакт в полевых условиях было практически невозможно: с химической точки зрения это была нормальная качественная водка; договора о поставке торговля заключала со вполне легальными производителями, имеющими все необходимые лицензии; акцизные же марки при современном уровне развития печатного дела практически не отличались от настоящих. Получить представление о масштабах происходящего можно было лишь сравнивая статистику Росалкогольрегулирования, - о том, сколько акцизных марок на водку в действительности было выделено производителям, - и Минпромторга, - который учитывал, сколько бутылок в реальности было продано. В отдельные годы доля контрафакта на рынке достигала, по некоторым данным, 60% и даже выше.

Поскольку себестоимость производства контрафакта была заметно ниже, - ведь акцизы с него не платились, - его поставщики могли предложить торговле свою продукцию дешевле по сравнению с легальной водкой. Розничная цена тоже получалась ниже, и контрафакт выигрывал в конкурентной борьбе, - благо, качество было идентичным.

Введение в 2009 г. минимальной цены было костылем, призванным хоть как-то подправить ситуацию. Да, - отследить контрафакт и перекрыть ему пути в торговлю практической возможности по-прежнему не было. Но если раньше контрафакт выигрывал благодаря дешевизне, то теперь вся дешевая водка стала по одной цене, и приобретет покупатель легальную бутылку или "левую" - превращалось хотя бы в лотерею.

Что же до суррогатов, производимых в подпольных цехах из денатурата, технического спирта, стекломоя и черт знает какого еще сырья, - то в крупных торговых сетях они изначально представлены не были; как максимум - в небольших частных лавочках. Основными каналами распространения были те или иные варианты "из-под полы". И когда контрафакт в легальных сетях перестал быть дешевым, - подпольный спрос на суррогаты вырос.

Эта коллизия особенно ярко проявилась в конце 2014 г., когда в результате падения курса рубля покупательная способность населения заметно снизилась, - продажи легальной водки стали падать, а подпольных суррогатов - расти. Именно поэтому в феврале 2015 г. минимальная цена была снижена с 220 руб. за поллитровку до 185 руб., - помимо собственно повышения доступности легальной водки для населения, был пробит психологически важный двухсотрублевый барьер. Сейчас его предполагается вновь пробить, - только в другую сторону, - и это уже после, например, трагической истории с массовым отравлением "Боярышником" в Иркутске.

Причем надо понимать, что "Боярышник" этот, - равно как и прочие суррогаты, - приобретались отнюдь не из-за тонкого аромата, богатого вкуса и невыразимого послевкусия, - а исключительно в силу более низкой цены. И чем выше будет минимальная цена за бутылку легальной водки, - тем больше будет спрос на суррогаты, - с недобором акцизов в бюджет, массовыми отравлениями и прочими сопутствующими плюшками.

При этом сам по себе институт минимальной цены за бутылку - устарел и уже никому не нужен. Он вводился для того, чтобы вполне добротная, но контрафактная водка, с которой не платились акцизы, не имела в торговых сетях преимущества по сравнению с легальной. Однако сегодня в торговых сетях контрафактной водки нет в принципе, - как класса.

При всех своих многочисленных недостатках, Единая государственная информационная система (ЕГАИС) дошла, наконец, до розницы. Сегодня кассир, пробивая на кассе бутылку алкогольного напитка, проводит по ней сканером штрих-кода дважды. Сначала - по акцизной марке, - каждая из которых имеет уникальный номер. В базе ЕГАИС этот номер закреплен за конкретной бутылкой, про которую известно, - что за напиток находится там внутри, где и когда был произведен розлив, - и прочая, прочая, прочая. Современные информационные технологии творят чудеса, - если вы попытаетесь пробить на кассе бутылку с акцизной маркой, номер которой отсутствует в базе, не соответствует содержимому или уже отмечен как проданный, - касса тупо заблокирует операцию, а в надзорные органы автоматически отправится сигнал о попытке нелегальной продажи. В результате контрафакт практически полностью вытеснен из легального оборота в тень.

А коль скоро за каждую бутылку, реализуемую в легальной рознице, честно уплачен акциз, - стоит, вероятно, подумать и вообще об отмене такого института, как "минимальная цена". Пусть экономисты, технологи и маркетологи производителей получат новый инструмент борьбы за потребителя, - и кто-нибудь, например, снизит цену, отказываясь от части своей маржи, но выигрывая на росте оборота. Чем ниже будет цена на полке, тем меньше станут покупать суррогатов; тем больше акцизов соберет бюджет, и тем меньше тот же бюджет потратится на лечение отравившихся метанолом и другими гадостями.

Обсудить: | Поделиться:  

Читайте также на «Грозди.ру»

Обсуждение

 


Употребление алкоголя противопоказано лицам, не достигшим 18 лет, и беременным женщинам. Чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью.
© «Грозди.Ру. Все о вине» 2009—2017
Powered by State-of-Mart Solution, 1997—2017
Rambler's Top100