14.05.2015 16:17
Александр Милицкий, wine@grozdi.ru

Сколько стоит хорошее вино?

Если не считать темы подделок и «порошкового вина», этот вопрос, пожалуй, оброс самым большим числом суеверий и разнообразных городских легенд. Некоторые винодельни, выпускающие хорошее, но при этом дорогое вино, на лозунге «Хорошее вино не может стоить дешево» вообще строят свою рекламную кампанию. Как, однако, обстоят дела на самом деле?

Для начала определимся с терминами. «Хорошим» мы будем называть вино, пусть и не обладающее ярко выраженными особенными достоинствами, но, как минимум, и лишенное каких-либо заметных недостатков, - то, что называется «качественное вино на каждый день». Это соответствует 14.5 — 15.5 баллам по 20-балльной шкале Робинсон и 82 — 85 баллам по стобалльной шкале Паркера. Ну, или выше, - разумеется, вино, которое еще лучше, - «плохим» явно не окажется.

Так вот, - во всем мире бутылка ординарного вина «на каждый день» в регионах его производства стоит приблизительно $3 - $5. Одно из сильнейших впечатлений, которыми делятся любители вина, попавшие в ту же Францию, - это смешные цены по сравнению с тем, сколько оно стоит на полке в России и, в особенности, в Москве. Как известно, «за морем телушка — полушка, да рубль перевоз». И дороговизна импортных вин, продаваемых в России, помимо жадности торговцев, имеет и вполне объективные причины.

Во-первых, расстояние. Доставка груза с другого конца Европы, не говоря уже про Чили или Австралию, как ни крути, стоит заметных денег. Во-вторых, ввозимые из-за рубежа товары облагаются импортными пошлинами. И, наконец, по существующему ныне порядку импортом алкогольных напитков могут заниматься только специально лицензируемые компании-импортеры, чья маржа тоже закладывается в цену. И если продукцию отечественного производителя торговая сеть может приобретать у него напрямую, то в случае с импортом ей приходится оплачивать это дополнительное звено, - а небольшому несетевому магазину еще и раскошеливаться на услуги оптовиков. Неудивительно, что стоимость «хорошего вина» на нашей магазинной полке начинается приблизительно от 600 рублей для Нового Света, от 800 для юга Франции и где-то от 1000 конкретно для Бордо. А купить такое вино дешевле 500 рублей за бутылку практически невозможно даже в дискаунтерах, проводящих распродажные акции. Если же говорить не о вине «без явных недостатков», а, напротив, «с явными достоинствами», пусть и минимальными, - цифры на ценнике окажутся намного, намного выше.

Обратите внимание, - мы даже еще не касались каких-то особенных и знаменитых виноделен, - но разброс между чилийскими и бордосскими «хорошими винами» уже получается практически двукратным. Чем это вызвано?

Открою страшную тайну, которую как зеницу ока берегут все виноторговцы мира. Вино — товар уникальный. Стоимость вина очень слабо связана с его реальным качеством.

И еще раз. Стоимость вина очень слабо связана с его реальным качеством.

И в третий. Стоимость вина очень слабо связана с его реальным качеством.

Прочтите эту фразу вслух трижды, как она написана у меня, - чтобы хорошенько запомнить.

Навскидку я назову, пожалуй, только один товар, чья цена связана с объективными характеристиками еще слабее, чем для вина, - это произведения искусства. Если вы окунете кисть в черную краску и изобразите на холсте квадрат, - этот холст у вас никто не возьмет даже даром. А аналогичное же художество, но намалеванное в свое время Малевичем, некоторые специалисты оценивают в $20 млн..

Итак, стоимость вина очень слабо связана с его реальным качеством. А от чего тогда она зависит? Начнем с объективных факторов, - ибо такой вещи, как себестоимость, никто не отменял. Понятно, что виноград машинной сборки обходится производителю ощутимо дешевле, чем грозди с крутых горных склонов, неизбежно собираемые вручную. Понятно, что популярное ныне «биодинамическое» вино, при выращивании и изготовлении которого не используются пестициды и прочая «посторонняя химия», будет стоить ощутимо дороже. Понятно, наконец, что чилийский крестьянин, работающий на винограднике, получает за свою работу существенно меньше, чем его коллега из французской провинции Бордо. Это все так, и это нельзя не учитывать. И, сильно зажмурившись, можно даже сказать, что все эти — и им подобные — факторы, совпав вместе, могут повысить себестоимость вина пусть даже вдесятеро. Ну, ладно, - пусть не $5 за бутылку, а даже $50, - но откуда тогда берутся цены в сотни и иногда даже в тысячи долларов за ординарное вино, которое даже ни дня не выдерживалось в дубе?

И тут обнаруживается одна очень и очень забавная штука. Рыночная стоимость бутылки вина процентов на 90, если не больше, определяется маркетингом и продвижением, - тем, что называется «раскруткой». Винодельни французского региона Бордо выпускают ничуть не меньше бурды с ароматом пыльного чердака и нотками застарелого курятника, чем любые другие, - само слово «Бордо» на этикетке означает лишь то, что это вино было произведено именно там и в соответствии с принятыми там технологиями. Но, поскольку Франция издавна считается (причем отнюдь не только россиянами) «родиной виноделия», а регион Бордо — ее сердцем, - бордосские вина стоят примерно вдвое дороже, чем чилийские, и впятеро — чем российские аналогичного качества. Существуют страны, регионы и винодельни, «раскрученные» настолько, что их продукция может продаваться во много раз дороже по сравнению с прочей, - и ее при этом купят.

Пожалуй, наиболее ярким примером на эту тему является феномен «Божоле нуво». Благодаря празднику, целиком и полностью придуманному не так уж давно ушлыми маркетологами, молодое вино с совершенно копеечной себестоимостью продается по ценам, превосходящим стоимость куда более выдержанных и качественных вин. И, что характерно, находится немало охотников его по этим ценам покупать, - поскольку «праздник», «Божоле» и «традиция». От этого морока понемногу избавляются и розничные виноторговцы, и покупатели, - но сила пиара все еще очень и очень велика, и каждую осень огромные количества бутылок разметаются по всему миру по ломовым ценам даже без малейшей оглядки на качество продукции. Просто за надпись «Божоле нуво» на этикетке.

Еще более трогательную, если не сказать душещипательную историю поведала нам в марте газета «Вашингтон пост». Ее колумнист Дейв Макинтайр (Dave McIntyre) рассказал, что был приглашен своим другом в ресторан специально чтобы раз в жизни попробовать знаменитое каберне Screaming Eagle из долины Напа. Упоминалось, что в одном из ресторанов Атлантик-Сити бутылка этого вина стоила $3750, хотя приятелю колумниста и удалось найти возможность купить его с заметной скидкой. Дальше в тексте идет задушевное описание приятной атмосферы дружеского ужина, похвалы в адрес вина и прочая лирика. Заканчивается колонка тем, что в ответ на вопрос, стоило ли это вино потраченных на него денег, приятель ответил: «Безусловно. Я попробовал одно из самых эксклюзивных вин из долины Напа и сделал это вместе с друзьями. Что может быть лучше?».

Пикантность этой истории заключается, однако, в том, что упоминавшееся в тексте Screaming Eagle урожая 2011 года на слепой дегустации каберне-совиньонов, проведенных редакцией журнала Wine Spectator, получило - барабанная дробь! - 89/100 баллов по шкале Паркера, что соответствует приблизительно 16.5/20 по шкале Робинсон. Сам журнал определяет вина такого уровня как «Очень хорошие, с особенными потребительскими характеристиками», - это, конечно, лучше, чем «качественное вино на каждый день», но от вершин винодельческого искусства крайне далеко. Качество вина очень сильно зависит от винтажа; год на год не приходится, и, по оценкам специалистов, 2011-й был худшим урожаем хозяйства за десятилетие. В отличие от более удачных винтажей, действительно, продающихся за тысячи долларов, купить Screaming Eagle 2011 г. в американской рознице можно и за $850, - если, конечно, найдутся желающие заплатить такую сумму за 89-балльное каберне. Судя по тому, что в американской прессе то тут, то там периодически появляются публикации, рассказываюшие об этом вине, - с желающими негусто, так что приходится подключать пиар. Существует ли в природе тот самый приятель, пригласивший колумниста распить эту бутылку, или он является всего лишь порождением фантазии автора, - вопрос, для меня остающийся открытым.

При этом не столь раскрученный и знаменитый каберне-совиньон Миллеровского завода (торговая марка «Винодельня Ведерниковъ»), на конкурсе СВВР-2014 получивший 90/100, на момент публикации этой статьи продавался в Москве по 1200 рублей за бутылку (около $20 по курсу на тот момент), а на юге России, по месту производства — и того дешевле. Причем 90 баллов по шкале Паркера (или примерно 17 по шкале Робинсон) — это не просто чуточку выше, чем у упомянутого «Кричащего орла», это другая качественная категория. Которая характеризуется как «Выдающееся вино с превосходными потребительскими качествами и выраженным стилем. Вино для особого случая.».

«Выдающееся вино» за $20 — и всего лишь «очень хорошее» за $850 (которые при доставке в Россию вырастут вдвое, а то и втрое), - это, на мой взгляд, одна из лучших иллюстраций на тему ценообразования на винном рынке. Россия как винодельческая провинция пока еще мало раскручена; продукцию Миллеровского завода у нас пока еще знают, преимущественно, специалисты, - да и за результатами конкурсов и прочими рейтингами основная масса отечественных покупателей не следит. Вот и получаем то, что есть.

Вернемся теперь к «качественным винам на каждый день», - тем более, что ежедневно покупать бутылки по 1200 рублей могут позволить себе далеко не все. Как я сказал уже выше, если не брать сильно раскрученные винодельни, то во всем мире стоимость бутылки такого уровня начинается от $3 - $5. А как в России?

Будете смеяться, но точно так же. Например, вина линейки «Номерной резерв» от «Фанагории», основная масса которых четко относится к этой категории, в большинстве московских магазинов можно купить по ~250 рублей за бутылку, а в «Ашане» - вообще за ~200 или чуть дешевле. Примерно в той же ценовой категории продаются и линейки Selection и Terres Du Sud от «Шато ле Гранд Восток», ряд позиций от «Кубань-Вино» (торговая марка «Шато Тамань») и другие. И сегодня Россия в этом отношении ничем не отличается от какой-нибудь Франции.

К сожалению, есть пара факторов, сдерживающих триумфальное шествие российских бюджетных вин по отечественному рынку. Во-первых, нижний ценовой сегмент весьма конкурентен, и среди вин, в нем представленных, хватает и низкокачественной местной продукции, и вин, изготовленных в России из привозного дешевого «балка». И неосведомленный покупатель, стоящий у полки, заставленной незнакомыми ему дешевыми бутылками, предпочтет не рисковать, а заплатить побольше и взять пресловутое Бордо. Далеко не факт, что оно окажется лучше, - но ему так спокойнее. Особенно если ему уже доводилось нарываться на бурду, изготовленную из «балка».

А второй фактор — как раз та самая неосведомленность покупателя. Удивительно, но, несмотря на то, что по абсолютному потреблению вина Россия занимает 4-е место в мире, у нас до сих пор нет национальной дегустационной базы. Авторский винный гид Артура Саркисяна в этом году вышел всего лишь в третий раз, причем впервые — сколько-нибудь заметным тиражом. Да и в самой системе винных рейтингов, без которых трудно разобраться, что из себя представляет то или иное вино, пока еще мало кто ориентируется.

Поэтому для всех, кто хотел бы платить меньше за «вино на каждый день» или, например, выбрать лучшее, что есть на полке за устраивающую ему сумму, остается только одно. Читать. Иначе покупка вина так и будет ассоциироваться со старым анекдотом про двух новых русских:

«... - Почем галстук брал?

      - По $600.

      - Дурак! Вон за тем углом точно такие же по $800 продают!..»

Обсудить: | Поделиться:  

Читайте также на «Грозди.ру»

Обсуждение

 


Употребление алкоголя противопоказано лицам, не достигшим 18 лет, и беременным женщинам. Чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью.
© «Грозди.Ру. Все о вине» 2009—2017
Powered by State-of-Mart Solution, 1997—2017
Rambler's Top100